prosto_gost (prosto_gost) wrote,
prosto_gost
prosto_gost

Две истории

Вчера читала интересный пост.
Маша Чебурашкина обратилась к читателям за советом, как ей решить вопрос морального характера. Суть проблемы такова: заказчица, которая ждала своей очереди к известному дизайнеру полгода, за три месяца наконец наступившей работы снесла Маше мозг своими сомнениями и колебаниями. Ну, бывают такие люди, долго не могут принять решение, опасаясь, что что-то не учли, не досмотрели и завтра придет лучший вариант, или послезавтра. Маша бы и дальше тянула лямку утомительного заказа, хотя уже сейчас уверена в говенном конечном результате, но тут, как специально, подворачивается клиент-мечта с интересным проектом, неограниченным бюджетом и доверием. Дизайнер может взяться за этот проект только если откажется от того тягомотного заказа. А хочется невозможно, такая работа – мечта любого дизайнера, но как обидеть милейшую нерешительную женщину, тем более, она ничего плохого не сделала, в очереди терпеливо ждала своего часа, как ей теперь отказать?

Почитала многочисленные комментарии. Большинство читателей, среди которых есть и коллеги, Машу поддержали: надо тетке отказывать, она сама виновата, резину тянула, хватать надо проект-мечту за хвост! Другая группа комментаторов возмутилась: ну и нравы в этом научном кооперативе! в вашем дизайнерском/строительном бизнесе! Как можно кидать клиента в погоне за более бохатым заказчиком?!

И юристы отметились, и психологи, и соотечественники, проживающие в цивилизованных странах, в общем, интересно было почитать.

Я тут еду в поезде и есть у меня время рассказать две истории и высказать свое мнение.



История первая.

В 20 лет я впервые попала на производственную практику в конструкторское бюро фабрики верхней детской одежды «Салют». Я выбрала это предприятие не случайно. За время академического отпуска, который прервал мою учебу на рождение сына, я, чтобы не умереть с ребенком от голода, оформила патент как индивидуальный предприниматель и занялась пошивом детских курточек и комбинезончиков, которые поставляла в самый крупный универмаг города ДЛТ.

Конечно, когда пришло время вернуться к учебе, успешный бизнес пришлось на время оставить. А когда появился список мест для прохождения практики, я не задумываясь выбрала фабрику «Салют», которая была для меня своего рода конкурентом, вернее, я для нее, ведь мы производили изделия одной товарной группы.

Заняться мне в КБ было решительно нечем, я с тоской отбывала повинность, протирая штаны, и молчаливо наблюдала за старшими товарищами, профессиональными модельерами-конструкторами. За три недели не было сделано ничего хоть сколько-нибудь выдающегося, на моих глазах не родилось ни одного шедевра легкой промышленности, все было буднично и монотонно.
День начинался с опозданий, потом чай с обсуждением вчерашней серии Рабыни Изауры, затем продажа сапог, покупка косметики и дружное осуждение наглых кооперативщиков, наполнивших рынок некачественным барахлом. Эти беседы конструкторов, полные праведного возмущения и по поводу непомерных доходов предпринимателей, и по поводу наводнения рынка, и прочего, заставляли меня мрачно помалкивать.

Следом за производственной настал черед частной практики. Так как в списке успеваемости студентов я лидировала, у меня был большой выбор, куда пойти учиться. Я выбрала самый дорогой и преуспевающий салон Дом Мод, где мастера высочайшего класса обслуживали частных клиентов. Индпошив, от кутюр.

В наставники мне определили Людмилу Сергеевну, умнейшую женщину лет сорока, самого модного закройщика салона, в очередь к которой записывались богатые заказчики. Окинув меня оценивающим взглядом, наставница одобрила: «Что-нибудь, может, из тебя и получится».

Меня поразила ее манера в работе. Тогда в моде был покрой рукава «Летучая мышь». Людмила Сергеевна имела в арсенале стандартные лекала-шаблоны, которые она ловко сдвигала или раздвигала прямо на ткани, согласно размеру конкретной клиентки, закладывала «на глаз» припуск на сборку, кроила лихо, на примерке размечала карманы и воротнички, все это получалось быстро, без всяких выкроек, и надо признать, заказчикам все нравилось, платья и блузки получались модные, а то, что они все как под копирку, дамы об этом не догадывались.

И вот наступил тот случай, который я запомнила на всю жизнь. В примерочную кабинку зашли две худенькие девушки, мы должны были сшить одной из них свадебное платье. Невеста, видимо, страдала каким-то заболеванием, ее лицо было покрыто красными прыщами, заживающими и воспаленными, прямо, короста какая-то. Для снятия мерок клиентка разделась, и оказалось, что плечи и шея девушки чистые, белые, без изъянов.

Людмила Сергеевна, не дав робким девушкам и рта открыть, сразу наметила фасон будущего платья – юбка в пол, рукав «летучая мышь» со складками в плече, вырез горловины «лодочкой». Модный покрой, наложенный на красивую белую ткань – прекрасное свадебное платье! Девушки, без рассуждений, были согласны.

Наставницу позвали к телефону, она вышла из кабинки, оставив меня снимать с заказчицы мерки. Я, не знаю, что на меня нашло, заговорила:

- Зачем вы соглашаетесь на этот избитый фасон?! В таком ходит половина города, и он Вас совсем не украсит! У Вас проблемное лицо, давайте его закроем вуалью, зато оголим руки и плечи – посмотрите на себя, - я обернула онемевшую от шока заказчицу к зеркалу, обтянув ее куском ткани, - тут заложим складки, тут корсет, Ваши достоинства нужно подчеркнуть, а какое красивое будет платье!!!

Вошла Людмила Сергеевна. Девушки наперебой заговорили, что они хотят новый фасон, не летучую мышь, а платье принцессы с лифом-корсетом. Закройщица молча перевела взгляд на меня, заставив потупиться, и отрезала:

- Я, к сожалению, не смогу взяться за Ваш заказ, перепишитесь к другому мастеру. До свидания!

Выходили из примерочной кабинки как нашкодившие котята, и я, и девочки. Я думала, меня ждет буря от наставницы, но нет. Она лишь произнесла:

- Если ты не вынесешь из этого урок, из тебя никогда ничего не получится.

Я видела потом платье невесты, отшитое у другого мастера. Людмила Сергеевна, видимо, тоже не забыла этот заказ, так как я перехватила ее многозначительный молчаливый упрек во взгляде – «ну, видишь теперь, что лучше бы это платье делали мы?» Я согласилась. У Людмилы Сергеевны платья покроя «Летучая мышь» получались лучше, чем у других.

История вторая.

Чтобы навести марафет к новогоднему празднику, я записалась в салон за месяц вперед – всем известна предпраздничная суматоха, потом никуда не попадешь. На 18 часов на прическу, на 19 часов – на макияж.

Пришла вовремя, мастер занят. Меня любезно просят подождать. Через полчаса предлагают сделать макияж, чтобы не терять время. Соглашаюсь, хотя как-то неприятно: как потом голову мыть и прочее?

И только в восемь вечера, в тот час, когда я планировала уже покидать салон красоты, чтобы отправиться на праздник, мастер Татьяна освободилась. Надо сказать, я изрядно нервничала, так как не люблю опаздывать и вообще, почему я должна ждать? На лице Татьяны не было ни малейшего намека на извинения.

- Что будем делать? Вечернюю прическу? Хорошо бы волосы покрасить, - задумчиво протянула мастер, разглядывая мои волосы и манипулируя ими вокруг лица, - но! Времени нет! Могу сделать только из того, что есть.

- Я, вообще-то, записывалась на 18 часов, - начала было высказывать свои претензии я, но тут же заткнулась, так как услышала абсолютно безаппеляционное:

- Извините, тогда Вам лучше перезаписаться к другому мастеру, у меня свободные только 30 минут.

Как вы думаете, какая может быть запись в половине девятого в праздничный предновогодний вечер? Я осознала, что рискую пропустить банкет по причине полного парадного макияжа и немытой непричесанной головы, поэтому сразу же согласилась на все!

А меня ни о чем и не спрашивали. Я молча сдалась рукам мастера, стараясь ничем не выдать свои переживания насчет 30 минут – похоже было, что если времени не хватит, меня оставят с бигудями на голове. Наверное, я даже закрыла глаза.
Через полчаса Татьяна смахнула салфетку с моей шеи театральным жестом, приглашая встать. Вокруг раздались, как говорят в таких случаях, громкие продолжительные апплодисменты, переходящие в овации. В зеркале на меня смотрела красотка с невообразимой, потрясающей, восхитительной прической. Все находившиеся в салоне мастера апплодировали, а сидящие в креслах клиенты свернули шеи. Поздравления предназначались, конечно, не мне, а знаменитому стилисту, непревзойденному Мастеру причесок Татьяне.

Я вышла из салона, села в такси и отправилась на банкет. Явилась, как Золушка, с опозданием, и так же произвела фурор – народ рты пооткрывал. Я же к тому времени забыла о своих претензиях и переживаниях, полностью уверившись, что вытянула свой счастливый билет, встретив настоящего профессионала.

 photo 003455_zps8959f31f.jpg

И при чем тут эти истории и случай с Машей Чебурашкиной, спросите вы? Прямой аналогии, конечно, нет, просто вспомнились две незабываемые встречи с профессионалами своего дела.

А Маше я посоветовала отказаться от обременительного заказа, к которому она потеряла интерес и азарт. Это никакое не кидалово, просто честное отношение к работе. Нерешительная заказчица имеет право претендовать на блистательный результат, и с другим мастером, она, возможно, его получит. А такой дизайнер, как Маша, имеет право работать, рассчитывая на триумф. Сегодня дело зашло в унылый тупик, и легче прервать сотрудничество, чем продолжать быть недовольными друг другом.

И, прежде чем отсылать меня к Закону о правах потребителя, ответьте честно на вопрос: Вы бы доверили свое лицо пластическому хирургу, который в ходе подготовительных работ так от Вас устал, что жалеет о том моменте, когда судьба свела его с Вами?
Tags: ТОП, истории, личное, мое мнение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 147 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →