prosto_gost (prosto_gost) wrote,
prosto_gost
prosto_gost

Как не потеряться за три дня, или мое первое путешествие заграницу

В ожидании своего 116-го полета в текущем году сижу в зале для пассажиров бизнес-класса и часто летающих пассажиров, рассматриваю публику. В основном, деловые европейцы, преимущественно мужчины, в костюмах с чемоданчиками на колесиках, размером, разрешенным для перевозки в салоне самолета. И вспоминаю свой самый первый маршрут, свое первое путешествие заграницу.



Причем, трудно себе представить всё, от начала до конца, как мы жили четверть века назад - как сказал сын Клим, в нашей «древности с каменными пломбами». Теперешней молодежи и не понять. Я буду рассказывать с пояснениями, как мы путешествовали в те годы.

Мне было двадцать лет, я занималась спортом (готовилась к Спартакиаде народов СССР), на сборы ездила с двухлетним сыном и швейной машинкой, чтобы в перерывах между тренировками зарабатывать на жизнь, что, кстати, неплохо получалось, в годы тотального дефицита.

Подруга Лена вышла замуж за иностранца и уехала на жительство в Индию, куда-то под Калькутту. Устроившись на месте, она выслала мне гостевое приглашение. Я оформила паспорт для выезда в капиталистические страны ( тогда было два варианта паспортов – для посещения социалистических и капиталистических стран раздельно, с обложками разных цветов ), чек на получение 200 долларов в посещаемой стране ( в те годы не существовало обменных пунктов, любые операции с валютой были незаконны и грозили тюремным сроком) и визу.

Наверное, странно теперь слышать, но Аэрофлот был единственной авиакомпанией в нашей стране, хотя, я допускаю мысль, что по молодости просто не знала, что можно лететь кем-то еще. Тут и произошел затык, так как билетов в Индию не было. Я простояла на листе ожидания 1 год и 4 месяца. За это время я два раза продлевала визу и валютный чек (срок действия которых был 6 месяцев).

Вдруг звонят из Аэрофлота: есть место по направлению ТУДА, обратно нет, но могут поставить на лист ожидания. Надо сказать, что билетов не было ВООБЩЕ в Индию, а она, как известно, немаленькая. И вот появился билет в Дели. А мне бы надо в Калькутту, но Лена как раз написала письмо ( электронной почты e-mail тогда не было, сотовых телефонов и смс тоже, можно было звонить с телеграфных пунктов, вызвав абонента телеграммой, или отправить письмо в бумажном конверте, которое шло примерно 20-30 дней), чтобы именно в эти даты я не приезжала, так как они с мужем уезжали в командировку в другую страну.

И тренер сказал: если ехать, то сейчас, в межсезонье (был февраль), потом уже начнется подготовка к стартам и тд, не отпущу. Даю тебе три дня, не больше.

И визу с чеком снова продлевать, подходит к концу третий полугодовой срок ожидания, а это опять поездки в Москву, ночные дежурства в очереди за валютой, переклички ( в те времена существовали многодневные живые очереди, активисты из числа очередников создавали списки, назначали дежурства, переклички утренние и вечерние ) и тд.

А раз есть билет, и без разницы, что в Дели, мне уже все равно куда, раз подруга уехала, да все так удачно складывается, я решила – еду!

Много раз я еще повторю ниже – молодая была, глупая, но именно в момент покупки билетов неизвестно откуда внезапно пришла умная мысль. Если я заранее оплачиваю перелет обратно, на который пока нет мест, может, мне оплатить тариф первого класса? Будет ли больше шансов на листе ожидания?

- Да, если вдруг будут места в эконом-классе, то Вам вернут разницу, если не будет, то в первом классе шансов получить место больше.

Еще был промежуточный бизнес-класс, но я решила оплачивать первый, чтобы уж наверняка. Я даже помню стоимость билета - 947 рублей ( величина ежемесячного пособия по уходу за ребенком была 35 рублей ).

Всё, еду!

Добралась до Шереметьево, встала в хвост очереди на регистрацию. Сколько ни стояла, все время была последней, подходили какие-то группы, делегации, все без очереди. В то время индивидуальный туризм был случаем редким, единичным. Из числа этих единиц передо мной в очереди оказались две дамы, мама лет пятидесяти и дочь 27-и лет. Познакомились, разговорились.
Оказалось, женщины тоже из Ленинграда, много путешествуют, люди опытные и ловкие в этом деле – виза у них имелась, но транзитная, конечным пунктом в которой значилась… Финляндия! Я поразилась смекалке и изворотливости согражданок до глубины души!

Приземлились в Дели ранним утром. Выйдя в белоснежный прохладный зал прибытия аэропорта, я вдруг осознала, что у меня ничего нет. НИЧЕГО! Ни долларов, кроме банковского чека, ни цента, ни брони гостиницы. Куда ехать? На чем ехать? Чем платить? Поверите, у меня ни разу не возникало мыслей на эту тему, даже вопрос такой не всплывал!

Тут, вспомнив своих ушлых соседок по шереметьевской очереди, я стала оглядывать зал в надежде их найти. А вот и они! «Девушки, не бросайте, можно к вам в группу?»

Старшая, Елена, распорядилась:

- Стойте тут, я сейчас найду нам перевозчика! Тут на что надо смотреть, - пояснила она, - одинокий мужчина в костюме, с дипломатом ( раньше были такие популярные деловые чемоданчики, плоские, для бумаг и минимума вещей ), значит, его будут встречать, а мы все вместе в любую машину влезем!

Пока мы с Галей стояли около наших вещей в сторонке, Елена нашла подходящего мужчину в светло-сером костюме и, видимо, настолько очаровала его знакомством, что он не смог вымолвить ни слова протеста, когда увидел нас с чемоданами, радостно приближающихся на ее зов .

Не меньше удивился и водитель серебристой Тойоты, приехавший за мужчиной с дипломатом, но мы, не обращая внимания на его выражение лица, вручили ему наш багаж и быстренько расположились в салоне иномарки. Кажется, я даже зажмурилась – самые сладкие представления о волшебной загранице начинали сбываться.

Зуфар, так звали нашего нового знакомого, упаковав чемоданы в багажник, вернулся на водительское место.

- Итак, женщины, рад познакомиться! Какими судьбами здесь, в Индии? – представился Зуфар, как выяснилось, ответственный секретарь какого-то отдела Посольства России в Индии.

Он сильно удивился, услышав про финскую визу.

Еще сильнее он удивился, когда мы попросили посоветовать нам недорогую гостиницу. Он вскинул брови: нет брони гостиницы?

По-моему, больше всего он был поражен, узнав, что у нас нет обратных билетов (попутчицы мои так же имели билеты с листом ожидания). Елена решила взять быка за рога и сразу вывалила на него, человека местного и со связями, все наши вопросы. Я, хоть была молодой и глупой, сообразила, что свои вопросы надо задавать тоже сейчас, пока есть шанс.

- Скажите, а не могли бы Вы завезти нас в банк, где я смогу обменять свой чек на рупии?

Родное государство разрешало обменивать выезжающим за рубеж рубли на валюту, эквивалентную 200 долларам США на поездку. В некоторые страны, например, дружественную Индию, выдавали не наличную валюту, а чек, по курсу 65 копеек за доллар. Я в очереди с ночными дежурствами и перекличками добыла такую заветную бумажку, но по прибытию в Дели поняла, что надо скорее ее обналичить, а как это сделать, не представляла совсем. У меня даже не было адреса банка. Я воображала себе примерно так (рисовались картинки как в мультфильме): прилетаю я и прямо у трапа самолета стоит огромное здание с надписью БАНК. И музыка: «Мы пришли сегодня в порт. Мы пришли сегодня в порт…».

Спросите, а что тот мужчина в светло-сером костюме с дипломатом? Он оставался с нами, правда, не помню, чтобы он хотя бы разговаривал. Похоже, он воспринимал случившееся как снег на горячую голову.

Сначала мы приехали в гостиницу. Зуфар лично договорился, чтобы в шестиместный номер к нам никого не подселяли. Стоила комната 3 доллара.

Пока девушки принимали душ и переодевались в сарафаны и шляпы («должны же мы привести себя в порядок?!»), я пыталась скрасить время ожидания нашим спутникам (5-звездная гостиница джентльмена в светло-сером костюме принимала постояльцев после 14 часов, так что у нас было свободное время). Зуфар, немного оправившись от потрясения, вызванного нашим приездом, задавал вопросы – кем мы друг другу приходимся, зачем приехали и тд. Я рассказала про подругу Лену, которая уехала из страны, как назло, именно сейчас, про то, как познакомились в очереди, про то, что тренер дал на поездку 3 дня.

Сперва заехали в банк. Никакого небоскреба с надписью, шли какими-то закоулками, поднимались по лестницам, проходили шумные отделы. Пересчитала купюры, ровно 6211 рупий, Зуфар проверил подлинность. Огромные деньги, средняя заработная плата квалифицированного рабочего в Индии составляла на тот период 200 рупий в месяц.

У землячек доллары имелись, я не стала интересоваться – откуда, ясно было, что понятия «фарцовка», «галера», «березка» и прочие атрибуты валютных махинаций им знакомы не понаслышке.
Потом приехали в офис Аэрофлота. Очень потешно, на мой взгляд, выглядели индусы в нашей аэрофлотовской форме, так было непривычно!

Билеты женщин работник за стойкой отшвырнул, даже не глядя – мест нет! А мой билет первого класса, со всех сторон проштамповал различными печатями. Я ликовала, но Зуфар одернул: рано радуешься, тебя лишь поставили на лист ожидания.

- А что же нам делать, с нашими билетами, ведь сотрудник на них даже не взглянул? Где же брать места? Вот если, например, кому-то из посольства нужен срочно билет, тогда что делают в таком случае, а, Зуфар?

- Ну-у, тогда оформляется посольское письмо в авиакомпанию…

- А трудно составить такое письмо, Зуфар?

… Выгрузили мужчину с дипломатом в светло-сером костюме у гостиницы. Что-то мешало Зуфару распрощаться с нами, как будто оттягивал момент расставания.

- Воду местную не пейте, только в бутылках, и где, кстати, вы будете обедать? А давайте, я вас оформлю на питание в посольской столовой, она рядом с вашим общежитием.

Работницы столовой, румяные дородные женщины в белых халатах приняли нас настороженно, оценивающе оглядев с головы до ног. По-моему, даже слегка приревновали.

- Это кого Вы нам, Зуфар, привезли? - кокетливо спросила заведующая столовой, пышная тетка с кичкой на голове.

Елена тут же сообщила женщинам, что готова прочесть в клубе курс лекций «Стройная фигура – не мечта, а реальность» по 15 долларов за билет. Поварихи только рот открыли. Да и я, в который раз, убедилась, что судьба свела меня с акулами советского теневого туризма.

Зуфар пригласил нас к себе в гости, мы посмотрели, как живут за границей наши сотрудники. Кадры из иностранных кинолент обретали реальные черты. Я впервые попробовала ликер Адвокат, белый, как жидкий крем.
Так прошел первый день.

Назавтра Зуфар заехал за нами в гостиницу и предложил провести день вместе – покатать нас по городу, посмотреть достопримечательности. Чем-то мы ему понравились. А может, я сейчас думаю, решил за нами присмотреть, времена-то какие были, смутные. К вечеру привез нас в район, где продают «контрабандные товары». Вы же хотите сделать покупки?

Еще бы! Конечно, я хотела! И сразу же решила, что двух часов, которые они обговорили, мне будет мало. Что я успею купить за два часа, когда завтра последний день, уже домой улетать?! А я ничего не видела, ничего не купила. Нет, буду гулять по магазинам до вечера, мне же надо потратить свои огромные деньги! Потом сама вернусь в гостиницу, а к полосатому столбу, нашему месту встречи в 18 часов не приду, сразу так решила. Только никому не сказала почему-то.

Я окунулась в товарный рай, в яму изобилия. Кроссовки, джинсы, детские вещички. Я просто обезумела! Когда около девяти часов вечера выключили свет, я очнулась. Дело в том, что в Индии зимой ночь наступает мгновенно, было светло и раз – как будто выключили свет. Кругом зажглись костры. В отсветах пламени лица худых черноглазых индусов-бедняков, греющихся у огня, выглядели устрашающе…

После седьмого водителя моторизированной рикши я стала подозревать, что не помню или неправильно выговариваю название отеля. Меня решительно никто не понимал, куда везти. Двенадцатый вдруг согласился, за огромные деньги, 20 рупий (на второй день я уже понимала расстояния и ориентировалась, что до отеля моя дорога так дорого стоить не должна). Но делать было нечего, села.

Через какое-то время стало ясно, что мы едем не туда. Река огромная, дома высоченные.

- Стоп, стоп! Ай си виз фёст тайм! – мой английский в рамках средней школы хромал очень сильно. Каждый год у нас в школе случалась новая учительница, которую класс доводил до слез разными пакостями. Учительница увольнялась на радость нам и на наше же горе, как я теперь понимаю.

Водитель рикши ( открытая трехколесная кабинка-мотоцикл) равнодушно пожал плечами и отвернулся отлить в большую реку, на мосту над которой мы остановились. Ганг, подумала я.

Около нас притормозил микроавтобус. Оттуда выглянули двое прилично одетых индусов, в голубых полосатых рубашках с запонками и тонких кашемировых безрукавках.

- Я потерялась, я из Советского Союза, я вижу это в первый раз, мой отель Юс Хостес! – пыталась объяснить мою проблему.

Мужчины ласково ответили – да, мы знаем, где эта гостиница, садись к нам в машину, мы тебя туда отвезем.

Я так обрадовалась! Господи, ночи в февральской Индии такие холодные, а я в тонком сарафане, продрогла в открытой кабинке рикши насквозь, как мне понравилось внутри богатого салона комфортабельной большой машины, где звучала приятная музыка, было тепло и уютно.

Водитель рикши почему-то стал требовать свои 20 рупий. Во мне вдруг, видимо, из-за нервного перенапряжения, поднялась волна протеста – с какой стати, ты же не довез меня до места?!

- Окей-окей, мы все решим, садись, поехали, - мужчины в кашемировых безрукавках были так любезны.

И почти что я согрелась и успокоилась, как вижу в окно – мы остановились у будки с надписью Police. Я заволновалась опять, но мужчины были предупредительны: не беспокойся, мы все уладим!

Они что-то говорили полицейскому, водитель рикши, который, оказалось, ехал следом, тоже пытался что-то объяснить стражу порядка, отчаянно жестикулируя. Через несколько минут дверь отодвинулась: на меня вопросительно смотрели четверо мужчин.

Прямо на них из моих глаз внезапно хлынул поток слез:

- Аэм Совьет Юнион, ай лост, май хотел Юст Хостас!!! – содрогаясь от всхлипываний, как заклинание, повторяла я. На большее моих знаний английского не хватало, да и сил больше не было. Я понимала: Я ПОТЕРЯЛАСЬ, ДОКУМЕНТОВ У МЕНЯ С СОБОЙ НЕТ, ЧТО ДЕЛАТЬ, НЕ ЗНАЮ. Кругом только одна зловещая, огромная, незнакомая ночная Индия.

Мужчины растерялись. Еще немного обсудив ситуацию между собой, почему-то решили, что я должна обратно сесть в кабинку рикши и продолжать свой путь. Я была зла:

- Сволочь! – бросила я в сердцах в высшей степени неприятному водителю рикши, пересаживаясь из уютного микроавтобуса обратно.

- Сволаць, сволаць! – рассмеялись индусы в безрукавках, прощаясь и со мной, и с нашей повозкой…

Мы ехали куда глядят глаза. Чтобы согреться, я достала из сумки с покупками и надела мохеровый свитер, который купила папе ( потом, некоторое время спустя, такие свитера продавались у нас как индийский дефицит ). Два раза сворачивали к заправке.

Вдруг я увидела белую пару, в обнимку прогуливающуюся по пустынной ночной улице.

- Стоп! Сорри, ай ам Совьет Юнион, ай лост, ай нид хелп – бросилась я за помощью, в очередной раз рассказывая, что я Советский Союз и я потерялась.

Единственной зацепкой была посольская столовая. Ведь я знаю дорогу, только забыла, как это слово «посольство», на английском языке. Мой голос дрожал:

- Это территория, где работают советские специалисты, рядом такая же территория, где работают югославские специалисты…

- Эмбаси?

Эмбаси! Ну конечно же, эмбаси!!!

Как мы уместились втроем в маленькой кабинке, где хватает места на двоих, в лучшем случае, не знаю, друг на друге, но было так радостно, так надежно, ведь эти англичане, молодожены, знали, где находится Посольство СССР, и взялись меня туда проводить! Я так благодарна этим отзывчивым людям, много лет, вспоминая эту историю, я благодарю их и всех тех, кто мне тогда помог.

Наконец, показался забор немецкого посольства, с характерной колючей проволокой сверху.

- Джеман ембаси! – радовалась я, и англичане тоже смеялись и радовались вместе со мной.

Когда мы подъехали к нашему забору, водитель рикши заглушил мотор и решительно отказался ехать дальше.

- Эраунд, эраунд! – просила я, ведь территория посольства огромная, я знаю дорогу только от столовой, а мы находились у ворот Торгпредства.

- Нет! – водитель сплюнул и даже отвернулся. Уже светало.

Я не знала что делать, если бы в это время к воротам не подъехала белая Волга. Из нее вышел толстый мужчина в белой рубашке с коротким рукавом, и покручивая брелком с ключами в руке, направился к входу.

- Постойте, Вы – русский? – побежала я вслед за ним.

- Ну, русский, и дальше что? – не оборачиваясь и не снижая темп, процедил советский чиновник.

- Я потерялась, помогите!

Мужчина остановился, смерил взглядом сначала меня, потом англичан, выглядывающих из кабинки рикши:

- А это кто?

- Это англичане, они помогают мне найти мой отель, - мой голос с высокого вдруг стал снижаться, и почти перешел в лепет.

- А платить будет кто?

- У меня много денег, посмотрите, - я стала судорожно искать карманы в сарафане под мохеровым свитером, который мне был велик на несколько размеров.

- Ладно, - нехотя протянул чиновник, - пойдемте к охране, расскажите.

Я нарисовала охраннику посольства план, как от входа в столовую добраться до моей гостиницы. Солдат подтвердил, да, есть там общежитие.

Толстяк вернулся в свою Волгу, мрачно подождал, пока водитель рикши заведет драндулет, что далось ему тоже не сразу, и сопроводил нас до нужного места. Потом, не попрощавшись, резко ударил по газам, колеса взвизгнули, и машина умчалась восвояси.

Англичане радовались не меньше меня:

- Запомни: ЮТ ХОСТЕЛ, молодежное общежитие, - учили они меня. Наверное, я запомнила эти слова на всю жизнь.

-А ты помнишь свой номер комнаты? – вдруг забеспокоились молодожены, - мы тебя обязательно проводим!
Наверное, они решили, что я сумасшедшая.

Водитель рикши ожидал оплаты. Я, почему-то считая его виновником всех своих бед, протянула ему мятую двадцатку. Водитель обреченно перевел взгляд на англичанина.

-А, конечно, все в порядке! – мужчина полез было за бумажником, но потом передумал, – Ты нас отвезешь сейчас в наш отель, подожди , дружище!

Портье радостно закивал: наса, наса девуска! Еще бы меня не вспомнить, я подарила ему несколько пачек сигарет «Друг».

Убедив молодоженов, что я помню этаж, на котором живу, и тепло распрощавшись, я поднялась в свой номер. На часах было около 6 часов утра.

- Ты где была? – мрачно произнесла Елена, сидевшая почему-то на заправленной кровати. Обе женщины выглядели так, как будто еще не ложились спать.

У меня пропал голос. Совсем. Я пыталась что-то сказать, но это был даже не шепот, а просто пустые звуки, издаваемые в воздух. На мохеровом свитере сзади за шиворотом болтался картонный ценник.

Сначала они ждали меня у полосатого столба почти два часа. Зуфар приезжал туда еще несколько раз, здесь, в гостинице был уже три раза. Не добившись от меня путного рассказа, решили ложиться спать. Утро вечера мудренее.

На третий день Зуфар не отпускал меня ни на шаг, строго следя, чтобы я не потерялась. Я даже не помню, что мы смотрели и где были. У меня все плыло перед глазами, а голос так и не восстановился.

Мне подтвердили обратный вылет первым классом. Зуфар приехал за мной рано утром, чтобы отвезти в аэропорт.

- Тебе должны выдать приглашение в VIP- зал, там можно есть и пить, что захочешь, - напутствовал меня Зуфар. – Эля, у меня к тебе просьба, отправь это письмо моей маме, дома, из Союза. Здесь все письма читают, я хотел бы переслать маме несколько слов не для чужих глаз, ты меня понимаешь?

На прощание Зуфар вдруг притянул меня и так нежно, так ласково поцеловал. Только в этот момент неожиданно пришла мысль – может, я ему понравилась?..

Я нашла на втором этаже VIP-зал, погрузилась в мягкое кресло. За спиной вдруг возник черный индус в белых перчатках и прервал мою задумчивость:

- Что будете пить?

Я собрала все свои силы, чтобы просипеть: пиво! Пить я не хотела, но подумала, что импортную бутылку смогу привезти домой, положу в карман, потом порадую кого-нибудь из мужчин.

Индус принес бокал пива с орешками на блюдечке. Даже орешки в карман не ссыплешь!

В салоне первого класса летели одни импозантные мужчины, в костюмах с дипломатами. Наверное, министры. Мой сосед сначала донимал меня расспросами, чья я дочь. Потом отстал, потому что голос ко мне так и не вернулся.
Чтобы его не обижать, я составила ему компанию пить коньяк. Горечь, по вкусу похожая на кору деревьев, приятно обжигала горло, кресла были комфортные, обслуживание непривычно учтивое и предупредительное.

Мне так понравился этот перелет, в память о котором у меня остался подарок – кожаный брелок с самолетиком из нержавейки, что я тогда подумала: «Всю жизнь теперь буду летать только первым классом!»

PS. Со слов землячек, которые вернулись домой через десять дней, Зуфар после моего отъезда к ним охладел и больше не заезжал, но помог женщинам с посольским письмом в авиакомпанию, а также откликнулся на просьбу и включил их в состав группы на экскурсию в Тадж Махал. Впрочем, женщины были рады и этому, не маленькие.

Воспоминания написаны во время полета Париж-Санкт-Петербург
Tags: истории, история, личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →